1

5. Прививка от глупости




  "Есть только две бесконечные вещи:
                                                                                Вселенная  и   глупость.

                                                                                Хотя насчет Вселенной я не уверен".
                                                                                Альберт Эйнштейн

Моё первое знакомство с фармацевтической медициной началось с того, что в четыре года мне сделали прививку от столбняка. О том времени я уже почти ничего не помню, но именно это воспоминание ярко врезалось в мою память. Я хорошо помню маленький медицинский кабинет, врача и все события.

В этот кабинет меня привела мама для того, чтобы сделать обязательную прививку от столбняка. Почти сразу после укола у меня развилась очень острая аллергическая реакция, которая называется анафилактический шок. По воспоминаниям мамы, я тут же свалился, как подкошенный, и потерял сознание.

Мне повезло потому, что мама о чём-то разговорилась с врачом, и мы ещё не успели уйти. О том, что после прививки возможны такие последствия, моя мама абсолютно ничего не знала, и врач её об этом не предупреждала. В дальнейшем, когда мама начала её за это корить, врач ответила просто: «Если бы я Вам сказала, что такие последствия возможны, Вы бы никогда не стали делать своему ребёнку прививку».

Благодаря тому, что мы задержались, врач успела сделать мне укол хлористого кальция, я очнулся и отёк постепенно сошёл, температура также снизилась, но полностью не нормализовалась. В течение нескольких дней у меня ещё была субфебрильная температура. После этого моя мама не разрешала делать мне никаких прививок ещё очень длительное время.

Примерно через год после этой истории в дверь нашего дома постучалась какая-то женщина, которая представилась врачом–педиатром. Она сообщила, что по всему региону, а также по всей стране делают обязательные прививки от туберкулёза, и она обязана сделать такую прививку мне и сестре.

В этот момент в доме не было взрослых, и мы с сестрой были вдвоём. Моя сестра была на семь лет старше меня и ухаживала за мной, когда мама была на работе. Сестра, естественно, возражала, что не хочет делать никаких прививок без мамы, но женщина не стала её слушать и силой заставила нас сделать эту прививку.

Я запомнил, как сестра сопротивлялась и не давала сделать себе прививку, но женщина с чемоданчиком схватила её за руку, закричала на неё и силой принудила стоять сестру на месте. Сестра пыталась заслонить меня собой и таким образом не дать сделать прививку мне, но женщина оказалась сильнее. Она оттолкнула сестру и схватила меня. Силы оказались неравными. Я был испуган её резкими окриками и насилием. Её глаза, пылавшие злобой и жестокостью, я запомнил на всю жизнь.

Вернувшаяся домой мама была вне себя и бросилась по всем поликлиникам и больницам в поисках этого врача. Её поиски были тщетными. Ни одна поликлиника или больница не направляла своих сотрудников для вакцинации детей.

Сестре было двенадцать лет, и под напором тёти с медицинским чемоданчиком она не смогла устоять. Моя мама предупреждала сестру, что она не должна позволять делать себе или мне какие-либо прививки. Но опытному психологу легко подавить волю ребёнка, в особенности, если этот психолог в белом халате.

Всё было сделано, как в фильме «Кавказская пленница», когда героев Вицина, Моргунова и Никулина убедили сделать прививку со словами: «В районе эпидемия ящура, проводится поголовная вакцинация», а по ходу была прочитана лекция о вреде всяких излишеств. Моя сестра потом ещё долго вспоминала её неприятный змеиный взгляд.

Уже теперь из прессы я узнал, что в то время Н.С. Хрущёв заключил соглашение с американцами на испытание их вакцин против туберкулеза в СССР. Вот так и испытывали их на детях. Идеология при этом не мешала. Деньги классового врага не пахли. Американцы заплатили за эти испытания твердой валютой. Вероятно, советское правительство рассуждало так: «В случае чего бабы еще нарожают». Ну, а кто станет беспокоиться о здоровье двоих детей матери-одиночки, да еще и внучки священника?». Вероятно, решили, что всё останется шито-крыто. Вот по этой причине я и изложил эту историю. Шило в мешке всё равно не утаишь.

Естественно, такую работу по испытаниям вакцин без разрешения родителей проводили не обычные поликлиники, а специальные учреждения, поэтому наша мама и не нашла подлецов. Ну, а если бы нашла, то что бы она смогла с ними сделать в те годы при полном отсутствии демократии? Может, и хорошо, что не нашла. Могло быть и хуже, если бы эти "люди" постарались избежать огласки и скандала.

Основным критерием, по которому можно определить уровень демократии в любой стране, является способ получения доходов для обеспечения внутренней и внешней экономической деятельности. В развитых демократических обществах наибольшей частью в структуре доходов государства составляют поступления от экономической деятельности предприятий микробизнеса, малого и среднего бизнеса. Это доходы, получаемые в виде различных налогов и таможенных сборов. В СССР доходы получали за продажу жизней своих граждан.

После этих прививок мы с сестрой начали сильно болеть. У меня возникла положительная реакция Манту. Здоровье моей сестры пошатнулось более серьёзно. Абсолютно здоровая раньше, теперь она стала постоянно болеть. В дальнейшем её здоровье полностью не восстановилось. Вероятно, начались какие-то аутоиммунные процессы. Моя сестра никогда не курила, не пила и вела абсолютно нормальный образ жизни, в сорок семь лет она умерла от лимфосаркомы печени. Эта история в какой-то степени должна послужить уроком тем, кто в наше время пытается прививать детей без согласия их родителей. Очень часто алчность отечественных чиновников наносит здоровью нации значительно больший вред, чем "происки империалистов".

Чистый природный воздух небольшого городка под Киевом, где располагалось несколько санаториев, и в том числе противотуберкулезный, помогли мне выздороветь и восстановиться полностью. Через несколько лет экологически чистое питание со своего огорода и свежий воздух вылечили меня. Реакция Манту нормализовалась.