1

10. Болезни органов дыхания. Как вылечиться и не загубить жизнь таблетками



Учёные считают, что каждое заболевание гриппом или ОРЗ сокращает жизнь человека на один год. Острое заболевание органов дыхания напоминает неожиданное нападение захватчиков на средневековую крепость. Защитники застигнуты врасплох, но они опытные бойцы и поэтому Гайморит (синусит) умело обороняются. Кроме этого, их защищают высокие и прочные стены, воздвигнутые иммунитетом за миллионы лет борьбы с инфекциями. Исход этой борьбы будет зависеть от численности и боеспособности обороняющихся.

Но вот им на помощь приходят новые технологии, и врач применяет антибиотики. На поле битвы начинают сбрасываться авиационные бомбы в попытках уничтожить нападающих. Если при такой бомбёжке будет уничтожено больше нападающих, чем защитников, то те разрушения, которые возникнут внутри крепости, будут чрезвычайно катастрофичными. Смогут ли выдержать стены крепости, которые при постройке не были рассчитаны на противодействие бомбометанию? И как часто мы можем подвергать эти стены и их защитников таким ударам?

В этой связи я вспоминаю случай, который произошёл в семье одной нашей знакомой. Её дочь заболела ангиной. Состояние быстро ухудшалось, и её положили в больницу, где ей назначили три или четыре вида антибиотиков. Через несколько дней состояние девушки настолько ухудшилось, что собрался консилиум врачей, которые вынесли следующий вердикт: «Вероятно, у больной какая-то инфекция, которую нельзя выявить по анализам, и эта инфекция быстро распространяется вниз к бронхам и лёгким».

Её мама была врачом-терапевтом, и поэтому такой вердикт поверг её в панику. На фоне применения антибиотиков состояние дочери резко ухудшалось. Так как все предпринятые в больнице меры оказались неэффективными, я предложил знакомой использовать последний шанс и провести диагностику у нас. Сначала она отнеслась к моему предложению скептически и отвергла его, но через некоторое время она перезвонила мне и согласилась, хотя и без особой надежды на успех. Её аргументы звучали примерно так: «Если дочери не смогли помочь в больнице, а консилиум с участием профессуры тоже оказался бессильным, то врачи биорезонансной терапии тем более ничего не смогут». Я возразил, что наши врачи, хоть и не имеют учёных степеней, зато применяют очень информативную приборную диагностику, и я предполагаю, что причину болезни можно будет выявить.

Девушку привезли на автомобиле, а к нам её буквально привели под руки, так как сил у неё уже не оставалось. Она не могла ничего есть и была крайне исхудавшей и абсолютно бледной. Видно было, что сил на борьбу с болезнью у неё почти не осталось. Из-за сильнейшей ангины она не могла говорить. Температура была высокой.

Уже через двадцать минут после начала диагностики наш врач выяснил, что поразившая девушку инфекция – это возбудитель дифтерии. Её мама, будучи сама врачом-терапевтом, сначала категорически отвергла результаты диагностики со словами: «Этого не может быть потому, что у неё есть прививка от дифтерии, а, кроме этого, дочку также проверяли на наличие этой инфекции в диагностическом центре».

Поскольку единственным способом подтвердить поставленный нами диагноз было провести лечение по подавлению возбудителя, наши врачи предложили именно этот путь. Был проведён сеанс биорезонансной терапии по отработанным в нашем центре технологиям с подавлением возбудителя дифтерии. Во время сеанса девушка пропотела, и у неё снизилась температура. После сеанса она самостоятельно встала со стула и сказала, что ей стало легче на 60–70 процентов.

Мы сразу заметили, что её лицо порозовело, а в глазах появилась жизнь. По совету нашего врача мама самостоятельно отменила все антибиотики, а на следующий день мы провели ещё один сеанс. Опасений за здоровье девушки уже не было. В связи со значительным улучшением состояния мама забрала дочь из больницы, и ещё через несколько дней девушка была практически здорова. Всего через четыре дня после начала нашего лечения она уже сдавала экзамены в институте. В данном случае важно отметить, что никто из врачей, осматривавших девушку, не допустил и мысли о том, что у неё возможна дифтерия. Причина такого поведения кроется в том, что врачи приучены к догме: «Если прививка сделана, то и болезни быть не может». Такой подход в диагностике и лечении заболеваний, против которых уже сделана прививка, иногда приводит к смерти пациента.

И в самом деле, под воздействием сильнейших антибиотиков и прививок, иммунитет человека начинает изменять симптоматику заболевания. Фармацевтические компании–производители прививок трактуют такие изменения, как отсутствие заболевания. С точки зрения аллопатической медицины, они правы в том отношении, что симптомы, описанные в учебниках, отсутствуют или подавлены антибиотиками. При этом иммунитет больного настолько ослабевает, что тот может запросто умереть. Естественно, что при таком ослаблении теряются и все классические симптомы дифтерии.

В описываемом мною случае девушке просто повезло и она «родилась в рубашке» потому, что мама от отчаяния всё же решилась провести у нас диагностику и лечение дочери. Если бы её дочь продолжала принимать назначенные ей лечащими врачами антибиотики, то она могла бы в итоге умереть. Дело в том, что применять антибиотики при дифтерии смертельно опасно. Антибиотики значительно снижают иммунитет, и больной дифтерией может просто умереть.

Мало кто знает, что сегодня существует возможность вылечивания такого сложного заболевания, как аденоидные вегетации без оперативного вмешательства, то есть без их удаления. У здорового человека аденоиды представляют собой обычные глоточные миндалины, которые являются лабораторией человеческого иммунитета. Они анализируют бактериальный и вирусный состав микрофлоры слизистой носоглотки и гортани и вырабатывают биологические активные вещества, иммуноглобулины, для включения защитных реакций иммунитета.