2

13. Таблетка в законе. «Будем лечить или пусть живёт?»



Для того, чтобы подкрепить свои слова научными обоснованиями я приведу выдержку из учебника «Молекулярная генетика. Антибиотики. Наглядная биохимия" Кольман Я., Рём К.-Г. Эти всемирно известные учёные описывают действие синтетических антибиотиков следующим образом: «Так называемые интеркаляторы, например, рифамицин и актиномицин D, встраиваются в двойную спираль ДНК и тем самым препятствуют репликации и транскрипции. Поскольку ДНК имеет в основном одинаковую структуру во всех клетках, интеркаляторы токсичны и для эукариот, поэтому их применение в качестве цитостатиков ограниченно только вполне определенными случаями (см. с. 388). Синтетические ингибиторы ДНК-топоизомеразы II (см. с. 238), так называемые ингибиторы гираз, воздействуют на репликацию и тем самым подавляют репродукцию бактерий.

Генетическая информация кодируется последовательностью оснований ДНК, и поэтому изменения в структуре или последовательности азотистых оснований приводят к мутациям. Многие мутагены вызывают нарушения регуляции роста и деления клеток и поэтому являются канцерогенными».

Иными словами, синтетические медикаментозные препараты вызывают опасные для здоровья генетические мутации и часто становятся причиной возникновения онкологических заболеваний. Стоит ли в таком случае рисковать своей жизнью, если у Вас есть возможность пройти лечение без применения канцерогенных препаратов?

26 июня 2009 года умер популярный певец Майкл Джексон. Он умер от остановки сердца после приёма лекарств. За месяц до смерти певец прошёл полное обследование, и медицинский консилиум признал его абсолютно здоровым. По заявлению брата певца медики назначали ему слишком большое количество лекарств. В связи со смертью певца российские средства массовой информации сообщили, что каждый месяц он тратил 500 000 $ на лекарства. Самым значительным эффектом от приёма этих препаратов было то, что он ушёл на тот свет лет на пятьдесят раньше, чем это могло бы произойти, если бы он не принимал этих препаратов.

Современный человек абсолютно бесправен в вопросах безопасности своего здоровья. Сильнее всего это бесправие проявляется в наших отношениях с консервативной медициной. Когда у человека появляются признаки какого-нибудь заболевания, он обычно старается получить у врача ответы на вопрос: «Что это такое и почему это возникло?». Очень часто никаких вразумительных ответов на свои вопросы заболевший не получает.

Обычные обследования либо ничего не выявят, либо врач сообщит, что ваше заболевание называется вот так. А дальше что? В чём причина заболевания? Как его вылечить? Почему возникло это хроническое заболевание врач, как правило, не знает. А вот что касается лечения, то это всегда назначение различных химических препаратов, которые для организма ядами. При этом, если больной прочитает инструкцию по их применению, получит стресс от того перечня противопоказаний и побочных эффектов, которые возникают вследствие его применения. Получается, что в процессе лечения одного заболевания, вероятнее всего, у него возникнет ещё несколько. Некоторые из них могут оказаться гораздо опаснее, чем то, с которым он пришёл к врачу.

Из-за неверно поставленных диагнозов и от приёма очень токсичных лекарственных препаратов погибла моя родная сестра. Её печень просто не выдержала огромного количества лекарственных токсинов и отказала. Эти «лекарства» ей назначали дипломированные врачи в России, Украине и Белоруссии. Многочисленные специалисты из разных городов не только не смогли поставить правильный диагноз, но и нарушили главный принцип медицины – «Не навреди!».

К сожалению, сестра очень доверяла своим лечащим врачам. Красивую, молодую и здоровую женщину они умудрились превратить в тяжело больного инвалида. В среде врачей существует своя поговорка, которая звучит так: «У каждого врача есть своё кладбище». Хочу от себя добавить, что количество могил на этом кладбище прямо пропорционально количеству выписанных рецептов. Если бы люди научились соблюдать осторожность в отношении приёма лекарств, то я думаю, смертность от лекарственных препаратов могла бы снизиться в десятки раз.

Недавно в телепередаче показали интервью одного известного психиатра из США. В течение длительного времени он лечил своих пациентов различными психотропными препаратами. Этот врач задал вопрос своему пациенту, который лечился у него антидепрессантами: «Когда Вы себя чувствовали лучше, когда впервые пятнадцать лет назад попали ко мне на приём или сейчас, после лечения?». Пациент ответил, что пятнадцать лет назад он чувствовал себя значительно лучше, чем сейчас после длительного лечения. Такой ответ должен послужить серьёзным предупреждением всем, кто почувствовал в себе желание пройти курс лечения этими препаратами, а также тем врачам, которые эти препараты назначают.

В 2011 году я посмотрел в одной из телепередач интервью с российским олигархом, который решил вложить свои средства в производство отечественного инсулина. С этой целью он закупил самое современное оборудование и начал производить отечественный инсулин по очень дешёвой технологии. В своём интервью он сообщил, что его препарат проходил клинические испытания на семнадцати добровольцах в течение полутора лет. За это время никто из испытуемых не получил видимых осложнений после приёма препарата и не умер.

Вдумайтесь в эти цифры. Семнадцать далеко не самых больных людей проходили испытания. По заявлению олигарха, эта цифра значительно выше, чем в случаях с испытанием других препаратов у его конкурентов. Этот пример показывает, что на самом деле представляет собой доказательная медицина, которой так гордятся аллопаты и противники биорезонансной терапии.

Что доказали эти испытания? Они доказали только то, что количество испытуемых было настолько мало, что не может всерьёз рассматриваться в качестве подтверждения того, что испытываемый препарат безвреден. Сроки испытаний были столь же незначительными и поэтому не могут считаться достаточными для выявления патологических процессов из-за применения этого препарата в отдалённой перспективе.